Category: философия

каторжник

Превращается в человека

Не знаю, не знаю, как это вытянуть, как это опрокинуть. Такими словами я  обычно пытаюсь начать рефлексию: туповато начинать со знания, ну боже,  какие такие нужные вещи я знаю? Если я их знаю, то вот уже тридцать лет  они мне не пригождаются, зачем их тогда знать? Куда важнее то, чего я не  знаю.

Ясперс говорил об экзистенции как о выходе  за границы конечного. Эта приятная глазу практическая философия работает  примерно так: бытие сводится к тысячам непройденных шагов, непонятых  фраз, неловких рукопожатий, к образу Другого, который в то же время, как  я тут переживаю, занимается всякими любопытными вещами (для меня  сартровский Другой воплотился в Насте Дж., за жизнью которой я  пристально слежу, но не понимаю, что происходит).

Итак, для чего  могут пригодиться вещи? Для того, чтобы перестать быть тем, кем есть.  Изменение, переход в лиминальное состояние составляет основу победы над  смертью: тот, кем я только что был, остался в прошлом и там позабыт. Для  того, чтобы сохранить его, пронести через преграду времени, нужно  актуализировать его, сделать настоящим, то есть изменить так, чтобы он  был или достаточно мягок, чтобы удовлетворять требованиям настоящего,  или достаточно тверд, чтобы пробивать его насквозь.

Collapse )
каторжник

Зачем нужна философия

Мне об этом говорить неловко и дурно выходит: как будто я поучаю (а я все время поучаю) и налепливаю ярлыки (а этикетаж вообще мне присущ имманентно). Тем не менее, не могу молчать: больно меня эта тема беспокоит.
Какая тема? А вот такая: какой вопрос мы задаем миру? Современному человеку как-то запросто выходит умеривать свою практику бытия ответами, имеющими ограниченную область действия. Что это? Например, наука. Наука дает вполне определенный ответ на вопрос о фактах, например: (физика) что будет, если ударить молотом по наковальне? Или (биология) сколько нитрата аммония выделится в мыщцах моего мощного тела, если я ударю молотом по наковальне? С некоторым успехом она дает ответ на вопросы о будущем: если я в будущем ударю молотом по наковальне, сохранится ли крутящий момент? Да, говорит наука, крутящий момент (или, если угодно, масса протона) останется прежним.

Но, надо сказать, мы довольно редко задаемся вопросами, на которые может ответить наука. В этом смысле у науки маловато практики, то есть ее, натурально, столько же, сколько, например, у религии. Что я называю практикой? Когда я задаюсь вопросом "а что со мной будет, когда я умру?" я предаюсь практике религии. Когда я задаюсь вопросом "что будет с моим телом, когда я умру?" я предаюсь практике науки. Когда я задаюсь вопросом "что со мной будет, пока я не умру?" я предаюсь практике философии. И тут я понимаю, что философия самая практичная наука, потому что умру я единожды, а не умираю я постоянно.

Нынче модно выводить знание о человеке из фактов. Феноменологическая реальность в твиттер-канале "когнитивные искажения" опасно близко подходит к непосредственному бытию, как будто подменяя его. Тем не менее, знание о том, что средний человек склонен к хало-эффекту, не равняется знанию о том, что мне делать с этой информацией. Я проживаю свою собственную жизнь, и ее стратегия, ее смысл определяются онтологией, которой я придерживаюсь. Кантовский императив мне пригождается ежедневно, когда я соглашаюсь не врать и не обманывать, а эйнштейнова наука о том, что материя есть энергия мной претерпевается только тогда, когда я задумываюсь о сути своего бытия и стараюсь переложить крепость законов на реальность своей собственной жизни (грубо говоря, это о том, что если энергия есть материя, то, например, мужчины и женщины равны в своих правах, и это есть практика философии, а не физики).

Почему же мы не изучаем философию? Это самая странная вещь на свете. Многие, я слышал, имеют опыт жизни в 21 веке, но при этом не читали Агамбена и Дебора. Я не рискну говорить, что они живут не очень, потому что, блин, обычно люди, которые читали меньше, чем я, оказываются куда счастливее и богаче, чем я.

И тут мы выходим к главной ошибке бытийствующего субъекта: если у меня есть опыт жизни, думает он, значит, я специалист в том, как жить. Это не так, дружок. Для того, чтобы быть специалистом в том, как жить, нужно иметь опыт мышления о том, как жить. Метапредмет "жизнь" дается не просто, в основном, через отвратительные вещи вроде беспамятства и аутофелляции. Или, как это называется у профессионалов, моевтического метода.

Привет.
каторжник

ВВ

Сначала я думал: чего ждать две недели после игры? Кому это нужно? Все это маркетологические глупости.

А потом понял, что онемел, меня как будто заморозило изнутри на закрывающем ивенте, и я ни слова не могу сказать об игре, так что этот пост для меня — возможность выкричаться.

Вот что: эта игра для меня началась год назад с того, что я ехал в поезде Оломоуц-Прага и мучился от одиночества. И тогда я написал Шагги и попросился в мг, потому что я не умею дружить с людьми, если мы ничего с ними вместе не делаем. И знаете что? Давно я так классно себя не чувствовал, для меня Великая Война — это непрерывная, с утра до вечера, радость творчества и свободы. Это прозвучит глупо, но я очень ценю: возможность говорить, что думая, не стараясь никому понравиться, с матерком и задором; обсуждать философию; придумывать сложные вещи. Идеально, когда это сочетается в мастерском чатике сложной игры.

И еще вот что: я не люблю всей этой хуйни, которая проникла в РИ из менеджмента: когда между мг и игроками отношения продавец-клиент, обязательства и консолидированная мастерская позиция, игра для игроков и прочее. Я полагаю, что эту игру я делал для себя (а Шагги для себя, а Ван для себя), а наши игроки вкладывали в игру что-то и делали это для себя, и никто из нас не делал ничего, что бы ему не нравилось. Поэтому наша мг не делала микросюжеты и вежливо отказала в участии нескольким людям, зато мы вложили в нее то, что действительно любим, и благодаря этому было много огня сердца, а дурного было мало. Именно так я себе представляю сотворчество: когда ты даришь другим людям то, что считаешь классным, а они в ответ дарят — тебе.

Про новизну и другие игры: У меня нет ощущения, что мы сделали что-то новаторское, просто мы нигде не проебались, то есть нормальная игра и должна вот так вот выглядеть. И впервые я ощутил относительно других игр чувство превосходства: я полагаю, что наша игра гораздо лучше всех остальных игр по той же причине, по какой мои дети будут значительно лучше других детей — я очень ее люблю. Я не хочу быть объективным и сравнивать, просто Великая Война получилась чудесная, я этому ужасно рад, и спасибо жюри и академии за что бы там ни было.

Для меня эта игра была про французскую философию: там были и Жиль Делез, и Лиотар, и Батай, и много Ги Дебора и Сартра. Для меня эта игра была про историю, которая проявляет себя потому, что человек таков, каков он есть. В этом я вижу, как это ни странно, величие человека и всего большого гуманистического проекта, который развалился в 20 веке, а теперь, мне кажется, собирается снова. Я с оптимизмом гляжу в будущее, хотя война, конечно, не кончится никогда, но так ведь и любовь никогда не кончится.

Привет.
каторжник

Отчет о умении быть

Мои отношения с женщинами можно описать так: в тот момент, когда она уже хотела трахаться, я еще хотел говорить о философии. Ничего удивительного, что в конце концов я женился на той, кто готов говорить со мной о философии, когда остальные причины жить уже обсуждены.

Мы всесторонне изучили Чешскую республику и приняли решение, что лучшее место для жизни здесь Моравия. Во-первых, там дешевое вино.

Принимать решение о том, где жить и кем быть, нам скорее не свойственно. Обычно все случается само и связано скорее не с удачами, чем с удачами. Удивительно, но если мне повезет, то ближайшее пару лет я проведу там, где мне и хотелось бы. Подумайте, со многими ли из вас такое происходило.

В моей жизни наступил период Сартра. По крайней мере я начал хорошо понимать, то такое "экзистенция предшествует эссенции". Непосредственная, живая, смертная жизнь наполняет мое время, как дыхание астматика наполняет спасательный жилет. О господи, ну продли мне этот момент невыносимого счастья! Вот все хорошо, вот все выходит!

Мне немного не хватает живого общения, но с другой стороны, я принял милостивое решение, что мои друзья — это те, кто находит для меня время пкм раз в год. С этим чувством, как с сетью, я планирую посетить страну Россию с ответным визитом.

Не грусти по тому, что становится легче и чаще. Самое время посмотреть на себя с тз поэзии. (Большинство моих знакомых так смотрит на себя с точки зрения детей, но я не хочу детей, я хочу писать стихи). Есть ничего. Есть ужасающее что-то. С другой стороны, в чешской, как я выяснил, классической поэзии популярны названия вроде "Черный светильник" или "Черное что-нибудь там". То есть какая-то банальщина, но ничего же, нормально же, ну.

Мы приняли решение никогда не приходить в себя и бороться с отчаянием уничтожением всего, что нам дорого и когда-либо существовало на этом приятном свете. А как ты борешься с ужасом существования? Расскажи! : )))


каторжник

Полгода

Наверное, вы не заметили, но я не был в Москве полгода. Жизнь в благословенной Богемии идет своим чередом. За зиму снег выпадал три раза, последний из них сегодня. Перед поездкой я где-то прочитал, что Прага находится в субтропиках и пронес эту фантазию с собою ровно до конца января, когда вдруг температура опустилась до -11. Нихера тут, скажу я вам, не субтропики.

Земля тут такая же грязная, как и в России, просто мест, где бы она выступала, куда меньше. Вот только Адольф, дружелюбный песик моей квартирной хозяйки пани Книжковой, почему-то находит эти места как раз перед тем, как с веселым поскуливанием прыгнуть мне на колени. Наш небольшой (10000 жителей) городок, как и все остальные небольшие чешские городки, на 80% состоит из семейных домов, то есть двухэтажных особняков на две квартиры с садиком и оградкой. Веселые собачки с начала марта не сидят дома, а живут в этих двориках почти безвылазно, поэтому мой утренний путь оглашается приветственным лаем со всех сторон.

Из-за большого количества учебы и всего остального жизнь моя проносится как скорый: вот я встал в шесть утра, вот что-то делал, а вот уже вечер и пора спать. Приятно, что бытие имеет смысл, непонятно, как так это произошло со мной. Впрочем, перечитывал тут недавно Хайдеггера (хихи) и наконец-то понял, о чем там. Обычно философия нового времени совершенно невразумительна. Это, однако, происходит потому, что философия наука практическая. Пока нет практики, к которой бы она прикладывалась, ее не понять.

Вяло планирую поездку в Россию. Вероятно, примчусь в начале июля недельки на две. В планах 1 ролевая игра (Стимпанк, где мастера меня не любят, но близко, или Махабхарата, где любят, но далеко) и пару раз тусануть. Если вдруг хотите со мной встретиться — планируйте заранее или приезжайте в Прагу. Понимаю, что дорого и не стоит того, так что не настаиваю. Вообще я уже так привык быть постоянно один, что и не знаю, как это, общаться.

Ух, зато в конце июня поедем с женой в настоящий отпуск на море, купили билеты в Венецию и гори оно все!

Привет.

PS А вы как, милые?