Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

каторжник

Итоги года

Как я? Нормально. С этого начинается любое повествование: как сам? Как жена? Не то чтобы в моем окружении действительно кто бы то ни было говорил «как сам», но это висит в воздухе как апофеоз войны. 

Так вот, я хочу написать в живой журнал о том, как прошел этот год. 

Во-1, мне, ребята, 33 годика. Ну вы тоже не молодеете, что уж. Вот, что в 2018 году случилось со мною впервые:

Я впервые обсуждал повышение по работе и вообще почувствовал необходимость зарабатывать сладкие денежки, которых у меня обычно не очень-то много. 

Я впервые снял сам квартиру в центре очень милого города (3 дома от главной площади, здание 16 века внесено в список Юнеско) и целый месяц жил совсем-совсем один без никого, потому что жена была в Париже.

Я впервые отметил день рождения в Париже на набережной Сены бутылочкой белого 1985 г. розлива (спасибо, Даша!) в компании милых друзей.

Я впервые пробежал за месяц 100 км и вообще начал бегать регулярно и по графику. 

Я впервые заказал себе костюм на ролевую игру за деньги (и хожу в нем и в обычной жизни, потому что это шикосный плащ). 

Я впервые купил билет на самолет «на тот же день», собрал полотенце и три футболки и улетел на Сардинию загорать и купаться.

Я впервые сильно позавидовал людям, которые несколько успешнее меня. 

Я впервые набил себе татуировку.

Я впервые написал главу диплома (и, клянусь, к 11 января допишу целиком теоретическую часть, а не как в прошлый раз!).

Я впервые катался в кабриолете и вел светские разговоры.

В остальном: 

Collapse )
каторжник

Посоревноваться

Я давненько не был в России, но думаю над следующим ролевым сезоном. Не могли бы вы назвать топ-10 МГ России прямо сейчас, чтобы посоветовать мне, к кому можно ехать? Критерии могут быть какие угодно.

Чтобы вам не было стыдно, приведу свой топ-10 мг:

*1. МГ пНН ЯТ
*2. МГ мЛвН
3. МГ Надя и Женя (кажется, официально "Без названия")
4. МГ Фрам и Сказка
5. МГ ЛвН
*6. МГ Бастилия (старый состав, Митяй, Йорик, Скракан, Вер, Лео без микросюжетов)
7. МГ Шагги и кто угодно
8. МГ Ромул и Рем
*9. МГ Бобровый утес
10.

К сожалению, других сильных МГ в центральном регионе России я не знаю, но, может, вы назовете.

* — сейчас уже не функционируют, кажется, а жаль
каторжник

(no subject)

Мне кажется, у меня пропало чувство юмора, по крайней мере, в очевидных каких-то вещах. То чувство, которое всегда держалось на легкости и отрицании страха. Топ-топ, выступаю как слонопотам, большой, тяжелый, тридцатилетний. Какая уж тут легкость. С тех пор, как я ответил на основные вопросы любви и смерти, гораздо меньше хочется смеяться, все больше говорить что-нибудь с неприятным и настороженным лицом. Жизнь, которая раньше казалась короткой и мимолетной, выходит, на самом деле длинная и тяжелая в каком-то физическом смысле. Лет шесть назад я думал, что жить мне осталось года полтора, а потом я умру от цирроза и это норм. Теперь мне кажется, что я доживу до ста и еще оставлю свой малозаметный след в истории. Легковесный, розовый и веселый кусок жизни в полторашку тащить на своем горбу было куда как приятнее, чем огромную отвратительную длинную жизнь в потенциальные семьдесят, понимаете ли. Ну да вы понимаете.

Что же теперь? В маленьком городе Оломоуци, где я провожу некоторую часть своей жизни, наступила осень. В кафешках подают горячее вино (на Мораве принято делать сваржак обязательно с крепким бухлом, в отличие от Праги), а старая брусчатка на Верхней площади ужасно скользит. Я уже год назад жаловался, что переезжал в Чехию с несколько иными ожиданиями по части погоды, а сейчас даже как-то и свыкся. Все равно каждый раз, когда я выхожу на эту площадь, сердце мое замирает от счастья, настолько там классно.

Давно хотел написать о том, как я живу, но все не соберусь. И сейчас не собираюсь. Я хожу на лекции, пишу исследовательские работы, сижу в библиотеке, немного работаю за деньги (как обычно, значительно меньше, чем мне бы хотелось), читаю книги, пью чешское пиво, сплю, хожу в бассейн и т.п. Скучная, обыкновенная жизнь без всякого дерьма и напряжения. Завтра, как и всегда на выходных, поеду в Будапешт, это пять часов поездом от меня, там мы с моей милой женой пойдем гулять и т.п.

Все хорошо.

Как вы-то там, милые? В порядке ли?

Привет.
каторжник

Полгода

Наверное, вы не заметили, но я не был в Москве полгода. Жизнь в благословенной Богемии идет своим чередом. За зиму снег выпадал три раза, последний из них сегодня. Перед поездкой я где-то прочитал, что Прага находится в субтропиках и пронес эту фантазию с собою ровно до конца января, когда вдруг температура опустилась до -11. Нихера тут, скажу я вам, не субтропики.

Земля тут такая же грязная, как и в России, просто мест, где бы она выступала, куда меньше. Вот только Адольф, дружелюбный песик моей квартирной хозяйки пани Книжковой, почему-то находит эти места как раз перед тем, как с веселым поскуливанием прыгнуть мне на колени. Наш небольшой (10000 жителей) городок, как и все остальные небольшие чешские городки, на 80% состоит из семейных домов, то есть двухэтажных особняков на две квартиры с садиком и оградкой. Веселые собачки с начала марта не сидят дома, а живут в этих двориках почти безвылазно, поэтому мой утренний путь оглашается приветственным лаем со всех сторон.

Из-за большого количества учебы и всего остального жизнь моя проносится как скорый: вот я встал в шесть утра, вот что-то делал, а вот уже вечер и пора спать. Приятно, что бытие имеет смысл, непонятно, как так это произошло со мной. Впрочем, перечитывал тут недавно Хайдеггера (хихи) и наконец-то понял, о чем там. Обычно философия нового времени совершенно невразумительна. Это, однако, происходит потому, что философия наука практическая. Пока нет практики, к которой бы она прикладывалась, ее не понять.

Вяло планирую поездку в Россию. Вероятно, примчусь в начале июля недельки на две. В планах 1 ролевая игра (Стимпанк, где мастера меня не любят, но близко, или Махабхарата, где любят, но далеко) и пару раз тусануть. Если вдруг хотите со мной встретиться — планируйте заранее или приезжайте в Прагу. Понимаю, что дорого и не стоит того, так что не настаиваю. Вообще я уже так привык быть постоянно один, что и не знаю, как это, общаться.

Ух, зато в конце июня поедем с женой в настоящий отпуск на море, купили билеты в Венецию и гори оно все!

Привет.

PS А вы как, милые?
каторжник

Месяц

Все китайские забегаловки в Чехии принадлежат вьетнамцам, поэтому, когда туда приходят поесть китайцы, они обращаются к официантам на чешском. Я не устаю этому радоваться каждый день, когда вижу их разговоры за обедом.

Я приехал в Чехию ровно месяц назад и теперь, можно сказать, обжился окончательно. То есть завел, натурально, себе карточку местного банка и удостоверение местного жителя (тоже карточку). В полицию за ВНЖ пришлось ехать к восьми утра по дождю, потому что расположено наше отделение в Кутной горе. Надо сказать, тут вообще очень высокая связность, поэтому по утрам можно видеть, как толпы подростков из Нимбурка едут в школу в, например, Колин, а из наших Подебрад многие гоняют на работу в Прагу: от моей двери до Вацлавской площади идти и ехать чуть больше часа. В общем, поэтому в полицию по делам иностранцев приходится ездить в Кутну гору.

В Колине купил себе офигенные штаны за сто рублей и нашел магазин несуществующих книг. У Макса Фрая, знаете, описана такая библиотека, в которой лежат книги, которые кто-нибудь хотел написать, но не написал. И вот в метафизической библиотеке они стоят. В Чехии такие книги продаются в специальных магазинах уцененных книг. Там целые полки авторов, о которых никто никогда не слышал, и купить эти книги можно едва ли не на вес. При этом они модные, новые, в суперобложках. Просто никому не нужны. Из известных мне авторов там был только Лимонов, но "Это я, Эдичка" я читал и по-русски.

Немного телефонофоточек, который мне лень было выкладывать в инстаграм.
Collapse )

Не знаю, что бы еще такое писать вам о Чехии и о себе. Я, помимо своей учебы, записался еще в интернетах на пару курсов по общей социологии и нуждаюсь в учебниках по новейшей истории Европы и каким-нибудь основам психологии и педагогики. Составил себе список литературы, и он какой-то чудовищный. Читаю сейчас про Фихте, а зачем, почему — бог ведает.

Алексиевич дали Нобелевку, ура!

Привет.
каторжник

не придумал названья

Память уходит как волны, заполняя только самые глубокие ямы в песке, да и те размываются постепенно, а после уже ничего не остается.
Я подумал об этом, когда рассматривал сегодня фотки Наташи К. на фейсбуке и понял, что не виделся с ней лет семь и помню теперь уже только парочку несвежих сплетен. Но там, за маревом интернета, есть же человек! Какое-то содержание, наполнение его, движение и биение.

Это не только про Наташу (привет, Наташа), это про все. Истории про С., которыми я порою в этом журнале срываю коросту со своих омертвевших органов, отвечающих за преданность, имеют то же свойство, поскольку структура моего сознания, умиротворенная в этой любви, обладает вроде бы формой замка, но тысяча прибоев превратила замок то ли в волшебную гору, то ли в мертвого дельфина, вынесенного на берег ураганом, то ли в черт знает что, и вечность, существование которой я признавал в юности, уходит в движение и перестает быть.

Не знаю, нужно ли плакать об этом. Думаю, нет, хотя можно поговорить. Я говорю о времени как о пространстве, поскольку не двигаюсь с места, и все мои метафоры для этих случаев одинаковы: С. и песок для меня равно эфемерны, поскольку от каждого из них меня отделяет одно и то же расстояние (в годах и километрах), могу ли я говорить о С. как о песке, который теряет форму, или о песке как о С., которая по-прежнему формы не потеряла? С давно уже стала метафорой языка, времени и смерти, точкой пересечения этих трех, в С время умирает, язык умирает, смерть обретает звучность и меру. Это не ноль, эта система координат существует помимо математики и не подчинена никаким законам, кроме законов повествования.

Все это тихое бешенство, из-за которого хочется выломать себе руки и писать кровью на штукатурке, как в семнадцать, или бежать по коридорам замка, которым нет конца (тут я даже хотел было написать о землемере и земле, но что уж), знаешь, как во сне, но не в настоящем, а в том, о котором читал в книжке, настоящие сны не бывают такими, в настоящих снах ничего не подвластно прибою и волны, однажды разбившись о раскаленные камни, никуда не уходят, а я прыгаю в окно и падаю вниз с девятого этажа, притормаживаю у самой земли и схожу аккуратно на землю, ту самую, которой никакой землемер не навредит, а после, пробудившись утром от беспокойного сна, обнаруживаю, что превратился в толстого человека средних лет, и память размывает мой замок, и от него остается сначала песок, а после ничего не остается, только смутное беспокойство, какое бывает, если выронишь из кармана несколько тысяч рублей, но еще не знаешь об этом, только предчувствие какое-то неприятное.

Я, надо сказать, почти совершенно счастлив в этом апреле, что такое — и сам не пойму.

Привет.

каторжник

Бытовуха и расчлененка

Меня беспокоят острова, это какая-то пародия на материки, пароксизм довольства в отдельно взятой геологической плите. Беспокоят вот почему: единственные острова, на которых я был, это Соловецкие острова, а сейшелы, мальдивы, карибы, эээ, сандвичевы, галапагосские, бермудские и прочие острова остались покуда мной не посещены (как, например, и Восточные Острова Бессмертия, к которым император шихуанди отправил целую флотилию), и вот сегодня, когда ко мне в палату подселили еще двух мужиков (извините за медицинские подробности, но это моя жизнь, черт меня дери), меня начало это беспокоить. Почему, подумал я, отчего так вышло, что я не остров? Отчего я не окружен рифами, не иссажен пальмами, отчего температура моей лагуны не плюс тридцать шесть, почему в моей жизни так мало солнца, гамаков и газиллионов багамы мамы?

Ну я имею в виду, конечно, остров в нравственном смысле, чтобы всем нравиться, чтобы являться в мечтах бледным питерским девчонкам, но жить при этом в тепле и как бы на отдалении. Мне кажется, когда Ермак и прочие казаки отправлялись исследовать Сибирь, надо было им как-то намекнуть, что исследовать нужно Патайю и Суматру. А то теперь сидим жопой на нефти, вольфраме, никеле — и мы великая держава. А кого-нибудь волнует проблема двенадцатилетних трансвеститов? Как вообще можно считаться великой страной, если баррель нефти за сотку купить сожно, видите ли, а тайскую минетчицу на час нельзя?

Эта неприятная материковость, когда каждое плато другому равнина, даже горы хребтами растут, вот эта широта, чересполосица, протяжность, соборность даже некоторая, как оно тяжело и неприятно! Я прежде всего, опять же, про мышление. Люди мыслят категориями тектонических сдвигов, а сесть на мопед и поехать в бар — так это уже слишком мелкая задача.

Я хотел бы не то чтобы родиться на острове, но быть островом, или жить островом (кто-нибудь уже вспоминал сегодня Джона Донна?), чтобы газилионы багамы мамы были со мной, питерские бледные девчонки были со мной, моя маленькая человеческая душа была со мной, и все это делилось бы на две категории: туристов на две недели и бесправное местное население. Ну и я такой — остров. Ну и все остальные, я имею в виду — кто угодно — в отдалении.

Привет.