Кажется, в последнее время я так много пишу, что уже и позабыл, что это такое — писать. Ну то есть чатики, чатики, бесконечные чатики, текст туда тиснуть, сюда тиснуть, записать лекцию, страничку в диплом, накатать предложение или регламент — и так далее.

И вот уже как-то забывается, что года четыре назад я решил быть русским поэтом ну и все, что с этим связано, ты понимаешь. Я веду такую размеренную жизнь, что даже на пробежку хожу как солдаты на смотр, но только веселее как-то, поспокойнее, что ли. Приобрел себе бегательные штаны и специальные гамаши с начесом из мериноса, тем самым закрыв все свои возможные нужды и мой вопль к миру окончен. Ну и как-то, повторюсь, снова забывается, что я хотел бы строить свою жизнь как пятилетка замок из песка и что ценю свободу. Оказывается, это свобода размеренности и возможности посидеть заработать на вечернюю дозу дофамина.

И вот сижу я перед вами, красивый, тридцатитрехлетний, облысевший уже русский поэт и перебираю воспоминания как карточки в старом альбоме: ничто не вызывает уже никаких эмоций, кроме такой тоскливой немножко и тихой нежности, тонкой, как скрипичная струна. Ну как тут сосредоточиться? И забывается понемногу все, что раньше вызывало у меня беспокойство, а теперь только легкий такой зуд, как от неприятной картинки в твиттере, которую просто проматываешь, автора банишь, а сам жив-живехонек.

Вот и я лежу вечером после долгого полного забот дня и не знаю, что выбрать: на левом боку поваляться или на правом еще немного. Как котики, знаете, когда они так елозят туда-сюда, а потом вскочат, поглядят по сторонам дикими своими тупыми глазами — и снова укладываются в сон, дремоту, сладкое и мягкое небытие. 


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.