Превращается в человека

Не знаю, не знаю, как это вытянуть, как это опрокинуть. Такими словами я  обычно пытаюсь начать рефлексию: туповато начинать со знания, ну боже,  какие такие нужные вещи я знаю? Если я их знаю, то вот уже тридцать лет  они мне не пригождаются, зачем их тогда знать? Куда важнее то, чего я не  знаю.

Ясперс говорил об экзистенции как о выходе  за границы конечного. Эта приятная глазу практическая философия работает  примерно так: бытие сводится к тысячам непройденных шагов, непонятых  фраз, неловких рукопожатий, к образу Другого, который в то же время, как  я тут переживаю, занимается всякими любопытными вещами (для меня  сартровский Другой воплотился в Насте Дж., за жизнью которой я  пристально слежу, но не понимаю, что происходит).

Итак, для чего  могут пригодиться вещи? Для того, чтобы перестать быть тем, кем есть.  Изменение, переход в лиминальное состояние составляет основу победы над  смертью: тот, кем я только что был, остался в прошлом и там позабыт. Для  того, чтобы сохранить его, пронести через преграду времени, нужно  актуализировать его, сделать настоящим, то есть изменить так, чтобы он  был или достаточно мягок, чтобы удовлетворять требованиям настоящего,  или достаточно тверд, чтобы пробивать его насквозь.

Эта  мягкость, эта твердость, как и все, что мы обычно извергаем из губ  своих, стелется как зимний Зефир по лигурийскому побережью. Что река!  Когда бы мы могли войти в это море бесконечных вещей хотя бы и один раз,  растоптав собою самим все, что встретится на пути, разве не для этого  нас делали мама с папой? Да, господь мой Так-приходящий, именно для  этого. Чтобы вбрасывать себя в будущее, как диск, отрезающий вчера от  сегодня, и никогда не возвращаться.

Привет.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.